Рубрика: В ПОИСКАХ ПРИЗВАНИЙ

«НАЙТИ, ИЗУЧИТЬ И ИСПЫТАТЬ ПРИЗВАНИЯ»

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
В ПОИСКАХ ПРИЗВАНИЙ

 

        ВО-ПЕРВЫХ

Молитва!

Речь идёт о чём-то в высшей степени сверхъестественном, заключающем в себе некую тайну; о том, что невозможно увидеть и о чём нельзя судить, исходя из чисто человеческих расчётов, хотя и основанных на христианской догме или морали. Каждому из нас стоило бы ежедневно в молитве испрашивать для себя света и сил, чтобы помочь кому-то в его призвании.

К молитве необходимо добавить пост, то есть, покаяние, умерщвление, совершая его охотно и осознанно.

       ЧТОБЫ ИМЕТЬ ПРЕДСТАВЛЕНИЕ, О ЧЁМ ИДЁТ РЕЧЬ

Давайте посмотрим, как может рождаться призвание, или лучше, как оно начинает проявляться в человеке.

Знать об этом необходимо, поскольку любой молодой человек, доверенный нашему духовному попечению, вполне может оказаться на одном из следующих путей.

  1. Почти естественный путь

То есть, без какого-либо влияния извне: призвание, которое хочется назвать врождённым, где момент принятия решения как таковой отсутствует … однако молодой человек всегда чувствовал, что это так и не помнит, чтобы когда-либо мечтал о чём-то другом, кроме как посвятить свою жизнь Богу.

Приведём в пример Сантьяго Тутайна, родившегося в Ле-Мане в 1922 году. Его старший брат Хуан однажды заявил:

— Когда я вырасту, буду врачом.

— А я, — ответил Сантьяго, — буду священником, потому что это лучшее, что есть в мире.

— Конечно, — ответил брат, — но хорошие врачи тоже нужны, чтобы делать много добра, говоря больным о Боге.

Мы удивимся, узнав о том, что этот диалог происходил между двумя детьми: шести и четырёх (столько было маленькому священнику) лет. Ребёнок уже в свои четыре года выражает желание быть священником. Подумав, он выбирает для себя этот путь как «самое лучшее в мире».

Несколько лет спустя, в школе он становится лучшим учеником на уроках религии и задаёт вопрос:

— Если продолжу в том же духе, как Вы думаете, смогу быть священником?

Чуть позже, придя домой, рассказывает:

— Этим утром из всех учеников причастились только Хуан и я. Хотя для меня это естественно, ведь я Рыцарь Пресвятой Евхаристии и будущий священник.

Когда его приняли в хор, он по секрету сказал своей маме:

— Если бы ты знала, как мне нравится надевать мою маленькую сутану (одеяние для министранта), пока я жду другую (сутану священника)… Но та будет длинной-предлинной!

В таких мыслях и чувствах прошли 16 лет жизни Сантьяго, пока его не постигла смерть…он покинул этот мир в святости.

Как часто мы видим подобный настрой у детей в наших католических сообществах или школах!

2) Бывает, напротив, призвание проявляется как нечто почти банальное

Уважение к человеку, посвятившему свою жизнь Богу, внушает желание сказать: «Хочу быть как он…». Мама воодушевляет сына, и ребёнку поначалу тяжело, но потом он начинает всё больше и больше утверждаться в своём призвании и, наконец, охотно решается служить Богу. Теперь он способен бороться с кем угодно, чтобы добиться своей цели. В других случаях внимание может привлекать монашеское облачение конкретного Ордена (или Конгрегации); либо какие-то незначительные детали могут пробудить в сердце интерес, который в дальнейшем изливается в истинное призвание.

Однажды я получил письмо от священника-иезуита, где он рассказывал об одном молодом парне, принадлежавшем к Марианской Конгрегации, которой я руководил в Палермо. В письме он уверял меня, что этот молодой человек изъявил желание быть иезуитом и просил о помощи и духовном руководстве.

Как раз в тот момент юноша был болен. Я прямиком побежал навестить его, однако не смог лично поговорить с ним, так как его мать всё время была рядом. Я сказал лишь, что мне написал отец Х. и сообщил об одной вещи, касающейся его. После я подмигнул ему и от всей души рассмеялся. Он улыбнулся и, слегка покраснев, опустил глаза. «Он меня понял», — подумал я про себя. На протяжении всего разговора мы постоянно пересекались взглядами и улыбками, понятное дело, всегда многозначительными.

Через неделю он поправился и вернулся в школу. Я вызвал его к себе. Он вошёл в мой кабинет и присел. Я окинул его пристальным взглядом: замечательный молодой человек пятнадцати лет, причащается ежедневно, молится, читает духовную литературу, прилежно учится… в конце концов, должны же у него быть хоть какие-то зачатки призвания.

— Хорошо, — сказал я, нарушив молчание, — знаешь, о чём мне написал отец Х.?

— О чём? – спросил он, холодно улыбнувшись, но я был убеждён в том, что он делает это намеренно.

— Что ты говорил о призвании и хотел бы получить хорошее духовное руководство.

— Я? – сказал он, подпрыгнув.

— Как? – спросил я, — неужели неправда? Посмотри, вот письмо. Не думай, что я подстроил всё это нарочно, чтобы заманить тебя в ловушку!

Он прочитал письмо. О, чудо из чудес!

— Отец, уверяю Вас, что абсолютно ничего подобного не припоминаю. Кто знает, что понял этот священник, но я никогда не говорил ему о призвании.

Мы вдвоём рассмеялись. Ситуация была комичная. Я рассказал ему о «многозначительных» переглядах и прочих недоразумениях.

Прежде, чем попрощаться, он сказал:

— Всё-таки это то, о чём мне стоило бы задуматься. В следующем году я окончу школу и ещё не знаю, что буду делать дальше.

—  Ещё есть время, — заключил я, — молись и время от времени размышляй об этом, но спокойно.

— Послушайте, отец, — ответил он, — мне сейчас нечего делать, Вы могли бы проинструктировать или направить меня, чтобы узнать, есть у меня призвание или нет?

Не желая ничего другого, я, конечно же, согласился поговорить с ним, и наша беседа затянулась на полтора часа. Кроме этого молодого человека, появились и другие, полные серьёзной решительности посвятить свою жизнь Богу.

Могло ли это призвание родиться ещё более банальным образом?

3) Столкновение со смертью

Всем известна история призвания святого Франциска Борджа, третьего Генерала Общества Иисуса. Он всегда жил насыщенной христианской жизнью, но так называемым “ударом милосердия” для него стал  момент, когда он увидел изуродованный смертью труп императрицы Елизаветы. Он был знаком с этой богатой девушкой и в унисон с другими восхвалял её чудесную красоту. А что теперь? Его пронзило чувство отвращения к мирским вещам — до того сильное, что из герцога де Гандия он превратился в пылкого монаха, а затем в святого.

А вот Лелио, один из моих одноклассников, решился стать монахом после того, как увидел в Катании умершей одну из сокурсниц по университету. Попрощался со своей невестой и посвятил свою жизнь Богу.

Смерть, молчаливо проповедуя, является лучшим советником. Даже святой Игнатий Лойола советует молодому человеку, стоящему перед выбором, представить себя на смертном одре и размышлять, как бы ему хотелось в тот момент прожить свою жизнь.

4) Часто это может быть  загадочная фраза, сказанная, возможно, с иной целью, но заставляющая молодого человека задуматься и прийти к убеждению, что Бог призывает его.

Помню, когда я работал в школе, однажды написал поздравительные слова на обороте образочка одному молодому человеку в день его святого покровителя. Этот парень был очень самолюбив, всегда желал привлечь к себе внимание других, придавая себе излишнюю значимость. Я хотел помочь ему избавиться от этого недостатка и направить его к высшему идеалу.

Среди прочего написал ему, что Бог ожидает от него чего-то великого. Эта фраза очень его задела. Он пришёл ко мне, чтобы я объяснил, что это значит. Я не знал, что ответить, так как написал эту фразу, не имея в виду ничего конкретного, и поэтому просто сказал, чтобы он молился, дабы Бог просветил его. Через несколько дней он сказал мне, что всё понял. Этот парень стал более набожным, более смиренным и добрым. Я спросил:

— Что случилось?

— Возможно, Бог хочет, чтобы я стал миссионером.

5) Часто обнаружить призвание помогает пример товарища.

Я хочу рассказать об этих случаях не потому что они показывают, является ли призвание истинным, а для того, чтобы продемонстрировать, как Бог может проявлять себя. Это расширит наши горизонты и откроет нам глаза на предполагаемое призвание, зарождающееся в сердце молодого человека.

Когда я руководил Марианской общиной в Палермо, один из моих подопечных, перед тем как поступить в новициат, захотел публично попрощаться со всеми своими товарищами. Он говорил с большим воодушевлением, и, как все мы отметили, превзошёл самого себя. Через две недели другой ученик пришёл ко мне поговорить о своём призвании.

— Когда ты задумался об этом?

— Когда Х. прощался со всеми.

Со мной случилось то же самое. Прежде чем попрощаться со своей семьёй перед поступлением в новициат, я захотел обратиться с речью к молодёжи, входившей в одно сообщество, созданное нами самими. В отличие от Х,, я был не способен говорить своими словами, поэтому написал всё на листочке, с которого читал. Либо из-за переполняющих меня чувств, либо из-за дуновения шального ветерка, я прослезился. Через несколько дней мне пришло письмо от одного из моих товарищей, в котором он признался, что во время моей прощальной речи понял: выбранный мной путь – самый лучший, и моя слеза оказалась самым красноречивым из всех моих аргументов.

Он пришёл со мной увидеться, уже решив посвятить свою жизнь Богу, и через три года последовал моему примеру. Сегодня это прекрасный миссионер.

Святой Ромуальд сражался на дуэли. Чтобы избежать наказания, укрылся в монастыре, обладающем правом убежища. Там познакомился с монахами и узнал, как они живут — в полной самоотдаче и святости. Увиденное тронуло его. Он начал понемногу меняться и, когда покинул монастырь, основал Камальдульский Орден.

6) В других случаях это может быть неудача, заставляющая увидеть суету земного и направляющая душу к призванию.

Возьмём, например, историю жизни блаженного Томаса Паунда, который когда-то был танцором и однажды выступал перед королевой Англии Елизаветой. Для зрителей это были 15 минут упоительного восторга. Бурные аплодисменты помогали обливающемуся потом танцору забыть об усталости и поддерживали его обессилевшие члены.

Но это было ещё не всё! Королева спустилась к нему с трона, обняла и поцеловала его. Он будто коснулся неба. Чего ещё ему оставалось желать в этой жизни? Королева попросила его станцевать на бис. Несмотря на усталость, он не смог ей отказать.

Начало было энергичным, однако во время головокружительных поворотов и прыжков он споткнулся и упал. Королева снова поднялась, но не за тем, чтобы помочь ему встать, с сочувствием и пониманием, а для того, чтобы упереться ему ногой в спину и бросить жестокое оскорбление:

— Вставай, неумеха!

Паунд поднялся, его сердце переполняла горечь. Чем он заслужил такое издевательство? Чего стоили все похвалы, в миг обесцененные этим унизительным и несправедливым оскорблением? Жалкий мир! «Так проходит слава мира сего», — пробормотал он.

Вскоре после этого он стал католиком, затем монахом, священником и мучеником.

Раймонд де Пеньяфорт стал монахом, потому что однажды дал ошибочный совет одному молодому человеку.  И захотел загладить свою вину!

О святом Альфонсе Мария де Лигуори известно, что он оставил мирскую жизнь, после громкой неудачи в защите одного судебного дела.

А если посчитаем призвания, открывшиеся после разочарования в любви, какой-нибудь скептик улыбнётся.

Бог не ограничивается в способах и средствах, используемых для избрания душ; в Его божественных руках всё преобразуется в благодать. Не имеет значения, какова ступенька — золотая или мозаичная, мраморная или каменная, деревянная или глиняная. Если она ведёт вверх, к совершенству, там есть перст Божий, облечённый в Его милосердие, которое превосходит всякое наше горделивое понимание.

Святому Игнатию Лойоле понадобилось потрясение — тяжелая травма ноги и долгие месяцы на больничной койке — чтобы понять своё призвание и последовать Божьей воле.

Давайте научимся ценить моменты боли, разочарования, пренебрежения, когда мир кажется нагим из-за своей суеты и жестоким в своих суждениях!

Тем не менее, говорят, что богопосвящённая жизнь не предназначена ни для очарованных, ни для разочарованых. На это я скажу, что богопосвящённая жизнь – для тех, кого призывает Бог, а Бог зовёт того, кого хочет, когда хочет и как хочет. И, конечно, не нам учить Бога, каким путём Ему призывать ту или иную душу.

СЛЕДОВАТЕЛЬНО…

Из всего сказанного мной ясно, что призвание может начать проявляться тысячью различных способов и что любой аргумент или случай может послужить прояснению воли Бога.

Почти всегда в начале истории каждого из призваний можно найти какое-то слово, произнесённое другом или воспитателем, либо книжечку или проповедь, либо чей-то пример или письмо. Сколько раз призвания рождались, когда кто-то делился с другом тайной о своём собственном призвании!

— Слушай, я скажу тебе кое-что по секрету, только никому об этом не рассказывай. Говорю тебе, потому что хочу, чтобы ты за меня молился… — я хочу стать священником!

Оцепенение, удивление, поздравления, объяснения… а потом серьёзные размышления. И спонтанный вопрос: «А я? Почему бы и нет?»

Согласитесь, что наше сотрудничество тут необходимо. Во всех делах духовных Бог прибегает к помощи Своих служителей или какой-либо доброй души. Почему же, когда речь идёт о призвании, многие священники почти в страхе пятятся назад? Не хотят вмешиваться, говоря: «Это дело Господа».

Это явное преувеличение! Совершенно неправильная позиция!

Бог желает нашего сотрудничества и нашей помощи!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *