ПРИЗНАКИ НАСТОЯЩЕГО ПРИЗВАНИЯ

1) Боязнь мира и его ловушек

Мы не говорим здесь о трусости или о страхе быть отвергнутым, или же о невозможности жить в достатке и спокойно. Скорее речь идет об истинном осознании духовного и морального зла, царящего в этом мире, и о серьёзных препятствиях в том, чтобы оставаться верными Закону Божьему.

И если честно…

Сколь трудно быть целомудренным в мире, где такое количество дурных примеров и соблазнов, происходящих от всевозможных людей, обществ, печатных изданий и жизненных обстоятельств!

Как оставаться достойным человеком в мире, который считает, что хранить верность – глупо, быть христианином – скверно, жить, не руководствуясь животными инстинктами, – ненормально, а иметь добрую совесть – наивно?

Это правда, что в мире есть и святые, но какова цена, которую им приходится платить? Какой христианской закалкой они должны обладать? Не считая того, что часто они достигают определённой степени благости лишь после тысяч падений, и только по большой благодати.

А я — чувствую себя сильным? Смогу ли пройти через всю эту грязь, не запачкавшись?

Многих молодых людей не волнует то жалкое зрелище, которое являет собой мир. Они не думают или не стремятся быть достойными людьми. Другие, напротив, испытывают переживание и беспокойство, а значит, в их сердце есть семя возвышенного и святого пути, то есть – призвания.

2) Желание жить в целомудрии

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят… и не один раз, ведь они соприкасаются с Ним в Божественных тайнах. Иногда мы сталкиваемся с особенными молодыми людьми, которые, проходя чрез этот греховный мир, как будто бы остаются невосприимчивыми к нему, живут в опасных ситуациях, но идут вперёд, ничего не замечая, полные жизни и сил, отлично владея собой.

Видимо для них существует особое Божественное Провидение. В то время как другие, в менее опасных ситуациях, легко падают, они спокойно всё преодолевают, без особых усилий. Бог сохраняет их нетронутыми; Ангел целомудрия своими крыльями, как щитом, зарывает им глаза, и они не видят, не слышат и не понимают; знают, но не попадаются на крючок.

Почему Бог помогает им оставаться незапятнанными? Конечно, есть какая-то причина. Бог всегда действует с какой-то целью. Скорее всего, потому что приготовил для них путь, по которому нельзя идти иначе. Особенно если речь идёт о молодом человеке, который знает, видел, понимает и, возможно, когда-то чувствовал в себе сильные страсти, однако по милости свыше и благодаря своему характеру нашёл силы, чтобы не упасть. Тогда становится ясно, что тут виден перст Божий, и что перед нами личность, призванная к совершенству.

Более того, существует то, что аскеты называют «инстинктом» чистоты. Это то, чему невозможно дать определение, и что не поддается описанию, но, тем не менее, делает душу настолько тонко чувствующей, что она уклоняется от любой тени нечистоты, возможно, даже не зная, что означает чистота. Это похоже на то, что происходит с вѐками, которые инстинктивно смыкаются, едва к глазу приблизится комар. Это как инстинкт непорочности, почти естественное отвращение к греху нечистоты.

Например, Святая Маргарита Мария Алакок в три года дала обет девственности, абсолютно не зная, что это значит. Святая Роза Лимская делает то же самое в возрасте пяти лет. Святой Луис Гонзага — в восемь лет, и его восприятие в этих материях настолько тонко, что он способен предупредить даже искушения. Особый дар от Бога!

Когда в душе обнаруживается столь возвышенная благодать, Бог без сомнения не хочет, чтобы такая душа вела обычную, почти бессмысленную жизнь. Он, конечно же, желает, чтобы она жила в святости и совершила великие дела ради вящей славы Божией.

3) Желание иметь призвание

Когда по улице проходит кто-нибудь из богопосвящённых лиц, как часто в глубине своей души наш молодой человек произносит: «Счастливчик! Ах, если бы и у меня было призвание и благодать быть похожим на него!»

Такое желание ни в коем случае не исходит от дьявола, ни от самой человеческой природы, потому что мы все знаем, что жизнь богопосвящённых людей – это жизнь, полная жертв и отречений.

Вот почему есть нечто сверхъестественное в том, что нравится и привлекает.

Когда молодой человек начинает испытывать это тайное желание, он вполне может подозревать, что находится под руководством Бога. Возможно, такого желания в настоящее время нет, но, если оно когда-либо было в жизни, его не нужно презирать, но следует изучить и выяснить причины, по которым оно было оставлено. Вполне реально, что это была благодать Божья, утерянная из-за недостойного поведения, либо просто задремавшая, и тогда её возможно пробудить молитвой.

Это желание ощущается время от времени и возрождается в молитве или после Святого Причастия, либо в дни спокойствия и духовных упражнений. Когда душа вступает в контакт с Богом, Бог обращается к ней более явно.

И часто это неопределенное желание приходит к уверенности убеждения: «да, я посвящу себя Богу; остальное неважно; это моё…».

Здесь уже ясно слышен призыв Бога.

Однажды ко мне пришёл пятнадцатилетний молодой человек:

— Отец, я нуждаюсь в молитвенной помощи. Молитесь за меня!

Его глаза были полны слёз.

— Хорошо! Но чего ты хочешь получить?

— У меня есть большое желание стать священником, но я боюсь, что не смогу. Боюсь, у меня нет призвания. Но хочу, чтобы оно у меня было. Не знаю, может это грех, но я действительно хочу эту благодать!

Я улыбнулся. Какого ещё ясного знака не хватало этому парнишке, дабы увериться, что Бог зовёт его?

Как говорил отец Уилли Дойл: «Тебе когда-нибудь приходило в голову спросить себя: как я смогу узнать, есть у меня призвание или нет? Этот вопрос уже и есть верный признак призвания».

А может быть всё это каприз! Быть может, и так. Именно поэтому необходимо взращивать это желание, испрашивать его, а затем ожидать, когда придёт его время. Желание, не проходящее в течение трёх месяцев, не может быть мимолетным капризом. И если пятнадцатилетний юноша испытывает его целый год, вполне можно сказать, что это очень серьёзно.

 

4) Отрешение от мирской суеты

Всё проходит, всё суета! Стоит ли тратить целую жизнь, чтобы владеть преходящими благами, не приносящими пользы и не способными дать ни минуты истинной радости?

И это чувство особенно ощущается во время развлечений или вскоре после них. Как глупы мысли и поступки людей! Всё искусственно, всё мимолётно!

Как-то я присутствовал при разговоре двух парней. Один говорил о своих карьерных проектах, богатстве и славе. Другой в один момент прервал его речь: «Ну и что? Чего всё это стоит? Для чего всё это тебе? Что будешь делать с аплодисментами и уважением всего мира?».

Я был впечатлён и захотел поговорить с ним наедине:

— А ты кем будешь?

— Я не знаю; я верю, что Бог даст мне благодать быть священником. Я не желаю таких глупостей, как мой друг! Он просто мечтатель! Не понимаю, почему ему хочется быть богатым и могущественным…

А потом добавил:

— Разве это величие!

Ещё свежа память о случае французской актрисы Евы Лавальер. Однажды вечером её несколько раз заставляли выйти на подмостки для приветствия. Аплодисменты неистовствующей публики говорили о том, что в ней видят примадонну, королеву сцены. Однако вскоре после представления она быстро переоделась в свою одежду и одинокой дорогой направилась к Сене. Растерянный взгляд, неуверенный шаг, сморщенный лоб ясно свидетельствовали о том, что у неё в сердце буря. Точно! Это была отчаянная горечь, которую оставляет в сердце обманчивая людская слава, способная насытить только тех, кто не обладает благородными чувствами. Ева Лавальер думала броситься в реку и навсегда покончить с жизнью, неспособной принести ей то, в чём она нуждалась. И крикнула лодочнику, пытавшемуся её остановить:

— Оставь меня в покое! Я самая несчастная женщина в мире! Я в отчаянии!

Позже, после новициата, принеся в монастыре монашеские обеты, она сказала журналистам, желающим взять у неё интервью для публикации захватывающих подробностей о столь необычайной перемене в жизни:

— Скажите всем, что я самая счастливая женщина на свете!

Иногда это презрение к миру ограничивается ненавистью; заметим, что она направлена не на людей, а скорее, на образ мышления и действия, свойственный тем,  кто живет согласно законам этого мира.

5) Интерес к молитве

Невыразимое желание чувствовать себя единым с Богом, беседовать с Ним, молиться. Желание оставаться в одиночестве, я бы даже сказал, желание укрыться от мира; любить, размышлять и молиться. Молодой человек чувствует, что хочет пребывать в молитве, его охватывает страх, что он недостаточно молится, и в молитве он находит спокойствие и радость.

Вы никогда не входили в церковь на закате дня? Зайдите, и не удивляйтесь, если увидите, что где-то в уголке молится какой-нибудь молодой человек.

Евхаристическая жизнь усиливается почти естественным образом. Могу утверждать, что я не встретил ни одного молодого человека, думающего о призвании, который не причащался бы ежедневно. Однако не обязательно, чтобы юноша принимал Причастие каждый день, дабы можно было сказать, что его привлекает молитва. Когда вы видите, что человек переходит от ежемесячного к еженедельному Причастию или от почти полного отсутствия молитвы к убеждению или необходимости много молиться, это может быть признаком того, что Бог хочет дать Себя услышать.

Однажды я беседовал с четырнадцатилетним юношей, и моё внимание больше всего привлекло его беспокойство о том, что он мало молится и не умеет правильно молиться. Это была его проблема. Через три месяца у него уже было призвание.

Другой юноша говорил мне, что молится шесть Розариев в день.

— И как ты это делаешь? Во время уроков?

— Нет! На улице, по дороге домой, в очереди, ожидая учителя, а потом спокойно читаю два Розария дома или в церкви.

Ни к чему объяснять, что над горизонтом его души уже запылал высокий идеал призвания.

Часто все это сопровождается особым вкусом к молитве и духовными утешениями. Молодой человек, испытывающий такого рода радость, не будет искать своё счастье в другом месте; он просто поймет, что богопосвящённая жизнь и есть жизнь рая и истинного счастья.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *