Перейти к содержимому

Евхаристия – моя единственная сила

Слуга Божий, вьетнамский кардинал Франсуа Ксавье Нгуен Ван Туан отошел в вечность в сентябре 2002 года в возрасте 74 лет . В 1975 году он был назначен архиепископом-коадъютором Хо Ши Мина (ранее Сайгон). Всего три месяца спустя он был заключен в тюрьму коммунистическим режимом. Он провел тринадцать лет в заключении, девять из них – в одиночной камере. В более поздние годы он был председателем Папского Совета справедливости и мира в Ватикане. Вот несколько выдержек из его удивительной автобиографии.

 

Спасение в молитве

В начальный период тюремного заключения я провел много месяцев в очень узком помещении без окон, задыхаясь от жары и влажности. Часто у меня были большие трудности с дыханием. Меня пытали, оставляя в камере включенный свет днем ​​и ночью в течение десяти дней, а затем лишая меня света на долгое время. Однажды в темноте я заметил маленькое отверстие, через которое пробивался свет. С тех пор я прижимался к нему ноздрями, чтобы было легче дышать.

Всякий раз, когда случались наводнения, в мою камеру вторгались змеи, которые иногда карабкались по моим ногам, чтобы спастись от воды. Они оставались со мной, пока наводнения не проходили. У меня не было туалета, но так как я почти не получал пищи, мне он был мало нужен. Мой ежедневный рацион состоял из небольшого количества риса и овощей, отваренных в соленой воде. С 5 утра до 23.30 ночи в громкоговорителях стоял постоянный гул голосов. Чтобы отвлечься, я делал зарядку, прыгал, танцевал, пел и молился. Молитва спасла мне жизнь. Бывало, что в моменты больших страданий я хотел помолиться, но не мог. Я был отчаянно уставшим, больным и голодным… у меня часто бывали искушения впасть в отчаяние или взбунтоваться. Но Господь всегда мне помогал.

 

Заново учимся молиться

В более поздние годы в тюрьме меня охраняли пятеро полицейских. Некоторые даже изучали латынь, чтобы подвергать цензуре любые документы или телеграммы, отправляемые епископам из Рима. Как-то раз один полицейский спросил меня: «Вы могли бы научить меня какой-нибудь песне на латыни?» Я ответил: «Я спою несколько, а Вы можете выбрать». Он выбрал «Veni Creator» (Приди, Дух Святой) и попросил меня написать слова. Я так и сделал, не особо надеясь, что он их выучит. Но за несколько дней он выучил их очень хорошо и пел этот гимн каждое утро, пока был на смене. Я подумал про себя: «Когда архиепископ не может молиться, Господь посылает ему полицейского, чтобы тот пел «Приди, Дух Святой» и помогал ему молиться!»

В другой раз в тюрьму пришел фермер и попросил разрешения увидеться со мной. Полиция разрешила, и мы провели вместе несколько минут. Уходя, он попросил: «Помолитесь, пожалуйста, обо мне», и добавил: «Отец, одна Ваша молитва в тюрьме стоит сотни вознесенных на свободе». В тот день Святой Дух послал мне фермера, чтобы научить меня ценности молитвы в заключении.

 

Письма о надежде

Находясь в тюрьме, я написал несколько книг. Вся наша религиозная литература была сожжена, а в разрешении на издание новой было отказано. Я задавался вопросом, как в качестве пастыря мог бы ободрить верующих. В это время я находился в строго охраняемой камере, но детей пускали навестить меня. Однажды я сказал одному мальчику: «Попроси маму купить мне отрывной календарь». Получив его, я каждый вечер записывал свои мысли на обороте листа и таким образом написал свою первую книгу «Пилигримы на пути надежды». Вторую, «Путь надежды в свете Слова Божия и Ватиканского Собора», я написал в годы моего изгнания, в 1700 километрах от моей епархии. В другой раз, когда я чувствовал себя очень подавленным и не имел никакого желания писать, я получил просьбу от Святейшего Отца написать несколько размышлений для духовных упражнений. Позже они превратились в книгу «Свидетели надежды».

Я лично испытал горе пастыря, лишенного заботы о своем народе и вынужденного покинуть свою епархию. Мне было крайне мучительно находиться в тюрьме, в то время, как люди остались одни. Но я обнаружил, что все это было делом Божьим. Однажды ночью я услышал голос в своем сердце, говорящий: «Франсуа, ты в руках Бога. Всегда ищи Его волю. Бог знает, что делает. Он будет искать других работников, которые трудятся лучше тебя. Будь спокоен”. В ту ночь я испытал глубокий покой в ​​своем сердце и решил искать волю Божью каждую минуту своей жизни.

 

Дружба с тюремщиками

Какое-то время в тюрьме меня охраняли пятеро молодых парней, студентов университета. Одной из причин, по которой я выжил, была их дружба.

Начальство запретило им разговаривать со мной. Первоначально моя охрана менялась каждые пятнадцать дней. Тюремные власти считали, что охранники рискуют заразиться, если останутся со мной на продолжительное время. В конце концов, начальство перестало их менять, потому что, по всей видимости, опасалось, что я окажу дурное влияние на весь их личный состав. Так молодые студенты стали моими друзьями. Любовь Христа имеет великую силу менять людей.

Я болтал с ними через дверь о своей жизни, о разных странах, которые посетил, о моей семье, моем детстве и т. д. Я учил их английскому, французскому и даже немного русскому языку. Однажды я попросил одного из них принести какой-нибудь инструмент для работы по дереву. Он согласился, и я смог сделать крест. Хотя все религиозные символы были запрещены, теперь у меня в камере был крест. Я спрятал его в кусок мыла. В другой раз я попросил проволоку и плоскогубцы. Мой дружелюбный полицейский сказал: «Я привезу их, но Вы должны уложиться в четыре часа» – продолжительность его смены. За четыре часа я смастерил цепочку для своего креста. Позже крест был обрамлен в серебро, и я до сих пор ношу и этот крест, и цепочку.

 

Месса в тюрьме

В тот день, когда меня арестовали, я не смог ничего взять с собой. На следующий день мне разрешили написать друзьям и попросить их принести мне одежду, зубную пасту и т. д. Я также попросил положить немного вина «в качестве лекарства». Мои друзья поняли. Они прислали мне маленькую бутылочку вина для Мессы с надписью «Лекарство от боли в желудке», а также несколько гостий, спрятанных в маленькой горелке, используемой для снижения влажности.

Каждый вечер я оставлял крошечный кусочек хлеба для Евхаристии на следующий день. Таким образом, ежедневно, в течение многих лет, я имел счастье служить Мессу с тремя каплями вина и одной каплей воды в ладони. Это был мой алтарь, мой храм. Это было настоящее лекарство для тела и души, способ предотвратить смерть и жить вечно во Христе.