Перейти к содержимому

Святой Иоанн Павел II: Проблема призваний – фундаментальная проблема Церкви

Отрывок из проповеди Св. Папы Иоанна Павла II – 10 мая 1981 года

Проблема священнических и монашеских призваний – как мужских, так и женских – является – скажу это открыто – фундаментальной проблемой Церкви. Это проверка ее духовной жизни и само условие ее жизнеспособности. Это условие ее миссии и развития.

Это относится как к Церкви в ее универсальном измерении, так и к каждой из поместных церквей, к епархиям и, аналогичным образом, к религиозным общинам. Следовательно, необходимо учитывать эту проблему в каждом из этих аспектов, если наша деятельность в сфере роста призваний к богопосвященной жизни стремится быть уместной и эффективной.

Призвания являются показателем жизнеспособности Церкви. Жизнь порождает жизнь. Не случайно в Декрете о подготовке к священству, говоря об обязанности “приумножать призвания”, подчеркивается, что христианская община “должна исполнять её прежде всего христианской жизнью во всей ее полноте” (Optatam totius, 2). Так же как показателем плодородности почвы является обилие и сила вызревших в ней плодов, (ссылка на евангельскую притчу о сеятеле здесь спонтанна: ср. Мф 13:3-23), так и признаком силы и зрелости церковной общины является расцвет призваний, которые начинают в ней утверждаться.

Призвания также являются условием жизнеспособности Церкви. Нет сомнений в том, что это зависит от совокупности членов каждой общины, от “общего апостольства”, в частности от “апостольства мирян”. Однако в равной степени верно и то, что для развития этого апостольства необходимо именно священническое служение. Тем более, что это очень хорошо известно самим мирянам. Настоящая апостольская деятельность мирян основана на священническом служении и проявляет свою истинную природу тогда, когда своими усилиями способствует, среди прочего, появлению новых призваний в своей среде.

Мы можем задаться вопросом, почему все так происходит?

Здесь мы касаемся фундаментального аспекта проблемы, а именно самой истины о Церкви, той ее реальности, которую Христос установил в Пасхальной тайне и постоянно претворяет в жизнь под действием Святого Духа. Чтобы восстановить в сознании или углубить в нем убежденность в важности призваний, необходимо вернуться к самим корням подлинной экклесиологии (отрасль христианского богословия, изучающая природу, свойства и устройство Церкви – прим. пер.), как это было представлено Вторым Ватиканским собором. Проблема призваний, проблема их расцвета органично входит в ту великую задачу, которую можно назвать “реализацией Второго Ватиканского собора”.

Священнические призвания являются проверкой и в то же время условием жизнеспособности Церкви, прежде всего, потому, что эта жизнеспособность находит свой постоянный источник в Евхаристии, как центре и вершине всей евангелизации и полноценной сакраментальной жизни. Отсюда вытекает насущная необходимость присутствия рукоположенного служителя, который как раз обладает способностью совершать Евхаристию.

И потом, что сказать о других таинствах, которыми подпитывается жизнь христианской общины? В частности, кто будет совершать таинство покаяния, если отсутствует священник? Это таинство является средством, установленным Христом для обновления души и для ее активной интеграции в жизненный контекст общины. Кто будет осуществлять служение Слова Божьего? Все-таки в современном совершении спасения “вера – от слышания, а слышание – от слова Божия” (Рим 10:17).

Затем следуют призвания к монашеской жизни. Они являются проверкой и в то же время условием жизнеспособности Церкви, потому что эта жизнеспособность по воле Христа должна найти свое выражение в радикальном евангельском свидетельстве о Царстве Божием среди всего временного.

Проблема призваний по-прежнему остается, дорогие братья и сестры, проблемой, которая вызывает у меня особый интерес. Я говорил об этом много раз. Я убежден, что, несмотря на все обстоятельства, которые являются частью духовного кризиса, существующего во всей современной цивилизации, Святой Дух не перестает действовать в душах. Более того, он действует еще более интенсивно. Именно отсюда также проистекают благоприятные перспективы для современной Церкви в плане призваний при условии, что она стремится быть подлинно верной Христу; при условии, что вы безгранично надеетесь на силу своего искупления и стараетесь сделать все возможное, чтобы “иметь право” на это доверие.

“Условием общности – как я говорил ранее, – является множественность призваний, а также множественность харизм. Единственное общее христианское призвание – это призыв к святости. Единственная фундаментальная харизма сущности христианина – это таинство крещения. Тем не менее, в основе общей харизмы крещения лежат особые призвания, такие как священнические и монашеские, и, наряду с ними, призвания мирян, которые, в свою очередь, заключают в себе все разнообразие харизм в Церкви. Действительно, миряне могут различными способами участвовать в миссии Церкви в рамках своего апостольства.

Они служат самой общине Церкви, участвуя, например, в катехизации или благотворительных инициативах, и в то же время открывают миру пути во многих областях своей особой приверженности.

Служить общению Народа Божьего в Церкви означает заботиться о различных призваниях и харизмах в том, что для них характерно, и работать так, чтобы они взаимно дополняли друг друга, как и каждый из членов одного организма (ср. 1 Кор 12, 12 и далее)”.

Мы можем с уверенностью смотреть в будущее призваний, мы можем быть уверены в эффективности наших усилий, направленных на их расцвет, если сознательно и решительно отбросим от себя тот особый “экклесиологический соблазн” нашего времени, который с разных сторон и с разными мотивами пытается проникнуть в сознание людей и в мировоззрение христианского народа. Я имею в виду предложения, направленные на “секуляризацию” служения и священнической жизни, на замену “сакраментальных” служителей другими “служениями”, считая, что они лучше отвечают сегодняшним пастырским требованиям, а также на лишение религиозного призвания характера пророческого свидетельства о Царстве, направляя его исключительно в область социальных  функций или даже прямого политического участия. Это искушение затрагивает экклесиологию, как ясно выразил Папа Павел VI, который, выступая на генеральной ассамблее Итальянской епископальной конференции по проблемам священства, заявил: “На данный момент нас огорчает предположение, более или менее распространенное в определенных кругах, что можно обойтись без Церкви как таковой, с ее доктриной, ее устройством, ее историческим, евангельским и агиографическим происхождением, и что можно изобрести и создать новую Церковь в соответствии с определенными идеологическими и социологическими схемами, которые сами по себе изменчивы и не поддерживаются внутренними церковными требованиями. Таким образом, мы иногда видим, что те, кто изменяет и ослабляет Церковь в данный момент, являются не столько ее врагами извне, сколько некоторыми из ее детей изнутри, которые претендуют быть ее свободными создателями” (Павел VI: “Учение народу Божьему”, II, 1970, стр. 280).

Христос – это врата для овец!

Пусть все усилия Церкви – и в особенности вашего Конгресса – пусть все молитвы сегодняшнего евхаристического собрания вновь подтвердят эту истину!

Пусть они сделают ее максимально действенной! Пусть через эти “врата” всегда будут входить новые поколения пастырей Церкви! Новые поколения “хранителей тайн Божьих”! (1 Кор 4:1). Новые ряды мужчин и женщин, которые всей своей жизнью, через бедность, целомудрие и послушание, свободно принятые и исповедуемые, свидетельствуют о Царстве, не принадлежащем этому миру и никогда не перестающем быть.

Пусть Врата для овец широко распахнутся навстречу будущему Народа Божьего на всей земле. И пусть Он примет все, что по мере наших слабых сил, но опираясь на безмерность Его благодати, мы пытаемся сделать, чтобы пробудить призвания.

Да заступится за нас в этих начинаниях смиренная раба Господа, Мария, Которая является наиболее совершенным образцом из всех призванных; Она, Которая на зов свыше ответила: “Вот, я, раба Господня, да будет мне по слову Твоему” (ср. Лк 1:38).

Евхаристия – моя единственная сила

Слуга Божий, вьетнамский кардинал Франсуа Ксавье Нгуен Ван Туан отошел в вечность в сентябре 2002 года в возрасте 74 лет . В 1975 году он был назначен архиепископом-коадъютором Хо Ши Мина (ранее Сайгон). Всего три месяца спустя он был заключен в тюрьму коммунистическим режимом. Он провел тринадцать лет в заключении, девять из них – в одиночной камере. В более поздние годы он был председателем Папского Совета справедливости и мира в Ватикане. Вот несколько выдержек из его удивительной автобиографии.

 

Спасение в молитве

В начальный период тюремного заключения я провел много месяцев в очень узком помещении без окон, задыхаясь от жары и влажности. Часто у меня были большие трудности с дыханием. Меня пытали, оставляя в камере включенный свет днем ​​и ночью в течение десяти дней, а затем лишая меня света на долгое время. Однажды в темноте я заметил маленькое отверстие, через которое пробивался свет. С тех пор я прижимался к нему ноздрями, чтобы было легче дышать.

Всякий раз, когда случались наводнения, в мою камеру вторгались змеи, которые иногда карабкались по моим ногам, чтобы спастись от воды. Они оставались со мной, пока наводнения не проходили. У меня не было туалета, но так как я почти не получал пищи, мне он был мало нужен. Мой ежедневный рацион состоял из небольшого количества риса и овощей, отваренных в соленой воде. С 5 утра до 23.30 ночи в громкоговорителях стоял постоянный гул голосов. Чтобы отвлечься, я делал зарядку, прыгал, танцевал, пел и молился. Молитва спасла мне жизнь. Бывало, что в моменты больших страданий я хотел помолиться, но не мог. Я был отчаянно уставшим, больным и голодным… у меня часто бывали искушения впасть в отчаяние или взбунтоваться. Но Господь всегда мне помогал.

 

Заново учимся молиться

В более поздние годы в тюрьме меня охраняли пятеро полицейских. Некоторые даже изучали латынь, чтобы подвергать цензуре любые документы или телеграммы, отправляемые епископам из Рима. Как-то раз один полицейский спросил меня: «Вы могли бы научить меня какой-нибудь песне на латыни?» Я ответил: «Я спою несколько, а Вы можете выбрать». Он выбрал «Veni Creator» (Приди, Дух Святой) и попросил меня написать слова. Я так и сделал, не особо надеясь, что он их выучит. Но за несколько дней он выучил их очень хорошо и пел этот гимн каждое утро, пока был на смене. Я подумал про себя: «Когда архиепископ не может молиться, Господь посылает ему полицейского, чтобы тот пел «Приди, Дух Святой» и помогал ему молиться!»

В другой раз в тюрьму пришел фермер и попросил разрешения увидеться со мной. Полиция разрешила, и мы провели вместе несколько минут. Уходя, он попросил: «Помолитесь, пожалуйста, обо мне», и добавил: «Отец, одна Ваша молитва в тюрьме стоит сотни вознесенных на свободе». В тот день Святой Дух послал мне фермера, чтобы научить меня ценности молитвы в заключении.

 

Письма о надежде

Находясь в тюрьме, я написал несколько книг. Вся наша религиозная литература была сожжена, а в разрешении на издание новой было отказано. Я задавался вопросом, как в качестве пастыря мог бы ободрить верующих. В это время я находился в строго охраняемой камере, но детей пускали навестить меня. Однажды я сказал одному мальчику: «Попроси маму купить мне отрывной календарь». Получив его, я каждый вечер записывал свои мысли на обороте листа и таким образом написал свою первую книгу «Пилигримы на пути надежды». Вторую, «Путь надежды в свете Слова Божия и Ватиканского Собора», я написал в годы моего изгнания, в 1700 километрах от моей епархии. В другой раз, когда я чувствовал себя очень подавленным и не имел никакого желания писать, я получил просьбу от Святейшего Отца написать несколько размышлений для духовных упражнений. Позже они превратились в книгу «Свидетели надежды».

Я лично испытал горе пастыря, лишенного заботы о своем народе и вынужденного покинуть свою епархию. Мне было крайне мучительно находиться в тюрьме, в то время, как люди остались одни. Но я обнаружил, что все это было делом Божьим. Однажды ночью я услышал голос в своем сердце, говорящий: «Франсуа, ты в руках Бога. Всегда ищи Его волю. Бог знает, что делает. Он будет искать других работников, которые трудятся лучше тебя. Будь спокоен”. В ту ночь я испытал глубокий покой в ​​своем сердце и решил искать волю Божью каждую минуту своей жизни.

 

Дружба с тюремщиками

Какое-то время в тюрьме меня охраняли пятеро молодых парней, студентов университета. Одной из причин, по которой я выжил, была их дружба.

Начальство запретило им разговаривать со мной. Первоначально моя охрана менялась каждые пятнадцать дней. Тюремные власти считали, что охранники рискуют заразиться, если останутся со мной на продолжительное время. В конце концов, начальство перестало их менять, потому что, по всей видимости, опасалось, что я окажу дурное влияние на весь их личный состав. Так молодые студенты стали моими друзьями. Любовь Христа имеет великую силу менять людей.

Я болтал с ними через дверь о своей жизни, о разных странах, которые посетил, о моей семье, моем детстве и т. д. Я учил их английскому, французскому и даже немного русскому языку. Однажды я попросил одного из них принести какой-нибудь инструмент для работы по дереву. Он согласился, и я смог сделать крест. Хотя все религиозные символы были запрещены, теперь у меня в камере был крест. Я спрятал его в кусок мыла. В другой раз я попросил проволоку и плоскогубцы. Мой дружелюбный полицейский сказал: «Я привезу их, но Вы должны уложиться в четыре часа» – продолжительность его смены. За четыре часа я смастерил цепочку для своего креста. Позже крест был обрамлен в серебро, и я до сих пор ношу и этот крест, и цепочку.

 

Месса в тюрьме

В тот день, когда меня арестовали, я не смог ничего взять с собой. На следующий день мне разрешили написать друзьям и попросить их принести мне одежду, зубную пасту и т. д. Я также попросил положить немного вина «в качестве лекарства». Мои друзья поняли. Они прислали мне маленькую бутылочку вина для Мессы с надписью «Лекарство от боли в желудке», а также несколько гостий, спрятанных в маленькой горелке, используемой для снижения влажности.

Каждый вечер я оставлял крошечный кусочек хлеба для Евхаристии на следующий день. Таким образом, ежедневно, в течение многих лет, я имел счастье служить Мессу с тремя каплями вина и одной каплей воды в ладони. Это был мой алтарь, мой храм. Это было настоящее лекарство для тела и души, способ предотвратить смерть и жить вечно во Христе.

Молитва Святому Духу о священниках

Дух Святой, Дух Мудрости, веди священников;

Дух Святой, Дух Света, просвещай священников;

Дух Святой, Дух Чистоты, освящай священников;

Дух Святой, Дух Крепости, помогай священникам;

Дух Святой, Дух Божий, соделай, дабы священники, воодушевлённые и укреплённые Твоей благодатью, несли Слово истины и благословения всему миру. Пусть огонь святой любви возжигает их сердца, дабы они этим пламенем любви очищали и освящали души верных. Дух Святой, вверяем Тебе сердца священников, сотвори их подобными Пресвятым Сердцам Иисуса и Марии. Аминь