Перейти к содержимому

Святой Иоанн Павел II: Христос – образец для понимания призвания каждого человека

ПОСЛАНИЕ ПАПЫ ИОАННА ПАВЛА II НА XXXIV ВСЕМИРНЫЙ ДЕНЬ МОЛИТВЫ О ПРИЗВАНИЯХ (1996 г.)

В осуществлении замысла Искупления Бог захотел рассчитывать на содействие человека: Священное Писание повествует об истории спасения как об истории призваний, в которой пересекаются инициатива Господа и отклик людей. Действительно, каждое призвание рождается из встречи двух свобод: божественной и человеческой. В ответ на вызов Слова Божия, обращенный лично к конкретному человеку, призванный ставит себя ему на службу. Так начинается долгий путь, не лишенный трудностей и испытаний, – путь, ведущий к всевозрастающей близости с Богом и все большей готовности к требованиям Его воли.

В каждом призвании Бог обнажает глубокий смысл Слова, которое является постепенным открытием Его Личности, вплоть до проявления Христа, высшего смысла жизни: «Кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме» (Ин 8, 12). Таким образом, Христос, Слово Отца, является образцом для понимания призвания каждого человека, открытия собственного жизненного пути и придания духовной плодотворности своей миссии.

Отрывки из письма Папы Римского Бенедикта XVI по случаю объявления Года Священства

Дорогие братья во священстве! 

“Священство есть любовь к сердцу Иисуса”, – говорил часто святой Арсский Пастырь. Это трогательное выражение позволяет нам прежде всего вспомнить с нежностью и признательностью о том, каким огромным даром являются священники не только для Церкви, но и для того же человечества. Я имею в виду всех тех пресвитеров, которые смиренно, изо дня в день, повторяют для верных христиан и всего мира слова и жесты Христа, стараясь срастаться с Ним мыслями, волей, чувствами и образом всей своей жизни. Разве можно оставить без внимания их апостольские труды, их неустанное и зачастую скрытое от глаз служение, их милосердную любовь, стремящуюся объять всех? И разве можно не воздать должное мужественной верности многих священников, которые даже среди трудностей и непонимания остаются верными своему призванию: призванию “друзей Христа”, которых Он лично призвал, избрал и послал на миссию?

Я сам до сих пор ношу в сердце воспоминание о первом пастыре, рядом с которым я нес свое служение молодого священника: он оставил мне пример абсолютной преданности своему пастырскому служению, вплоть до самой смерти, которая нашла его в то время, когда он шел с последним напутствием к тяжело больному. Я вспоминаю также о бесчисленных собратьях, которых я встречал и продолжаю встречать, в том числе и во время моих пастырских поездок в различные страны,  щедро отдающих себя повседневному исполнению своего священнического служения. Но выражение, используемое Святым Пастырем, напоминает также о пронзенном Сердце Христа и о Его терновом венце. И потому мысль обращается к бесчисленным ситуациям страдания, в которых находятся многие священники, как в силу их участия в человеческом опыте боли в многообразии ее проявления, так и из-за непонимания тех, кому, собственно, адресовано их служение: как не вспомнить о многих священниках, оскорбленных в своем достоинстве, встречающих препятствия в своей миссии, иногда даже преследуемых вплоть до высшего свидетельства крови?

Есть, к сожалению, также ситуации, – любое порицание которых никогда не будет достаточным, – когда сама Церковь страдает из-за неверности отдельных своих служителей. И тогда мир извлекает из этого причину для скандала и отречения. Самым полезным для Церкви в таких случаях будет не столько педантичное подчеркивание слабостей своих служителей, сколько обновленное и радостное осознание величия дара Божия, конкретно проявившегося в светлых личностях пастырей, в пылающих любовью к Богу и к душам монахах, в просвещенных и терпеливых духовных наставниках. В связи с этим наставления и пример св. Иоанна Марии Вианнея могут послужить для всех нас важным ориентиром: Арсский Пастырь был предельно скромен, но как священник он знал, что является огромным даром для своего народа: “Хороший пастырь, пастырь по сердцу Божию – это величайший дар, который может дать добрый Бог приходу, и один из драгоценнейших даров божественного милосердия”. Он говорил о священстве так, как если бы было невозможно постичь все величие дара и задачи, доверенных человеческому существу: “О, как велик священник!… Если бы он это понимал, то умер бы… Бог ему послушен: он произносит два слова, и наш Господь сходит с неба на его голос и заключает Себя в маленькую Хостию…”. И, объясняя своим верным значение Таинств, говорил: “Не будь таинства Рукоположения, у нас не было бы Господа. Кто Его кладет в эту дарохранительницу? Священник. Кто первым принимает вашу душу, входящую в эту жизнь? Священник. Кто питает ее, чтобы дать силы совершить свое паломничество? Священник. Кто подготовит ее к появлению пред Богом, омыв в последний раз в крови Иисуса Христа? Священник, опять священник. И если эта душа умирает [из-за греха], кто ее воскресит, кто вернет ей покой и мир? Опять же священник… После Бога священник – это все!… Что такое священник, мы сможем понять только на небе”. Эти утверждения, рожденные в священническом сердце святого приходского пастыря, могут показаться чрезмерными. Тем не менее, в них проявляется высочайшее уважение, которое он питал к таинству священства. Он казался подавленным безграничным чувством ответственности: “Если бы мы понимали, что такое священник на земле, мы умерли бы, не от страха, но от любви… Без священника смерть и страсти нашего Господа были бы бесполезны – священник продолжает дело Искупления на земле… К чему нам дом, полный золота, если не будет никого, кто мог бы открыть его дверь? Священник держит в своих руках ключи от небесных сокровищ: именно он открывает дверь; он является экономом доброго Бога, распорядителем Его благ… Оставьте приход на десять лет без священника, и люди будут поклоняться зверью… Священник является священником не для себя, он является им для вас”.

Он прибыл в Арс, маленькую деревню в 230 жителей, предупрежденный епископом, что найдет там религиозную практику в плачевном состоянии: “В этом приходе нет большой любви к Богу, но она зародится благодаря вам”. Поэтому он полностью осознавал, что должен пойти туда воплощать присутствие Христа, свидетельствуя о Его спасительной нежности: ” Боже мой, даруй мне обращение моего прихода. Я готов терпеть все, что Тебе угодно, до конца своих дней… лишь бы они обратились!” – с этой молитвой он начал свою миссию. Святой Пастырь полностью посвятил себя обращению своего прихода, думая прежде всего о христианском воспитании вверенного ему народа.

Дорогие братья во священстве, попросим у Господа Иисуса ниспослать нам благодати, чтобы и мы могли научиться пастырскому методу святого Иоанна Марии Вианнея! Первое, чему мы должны научиться, это полному отождествлению себя со своим служением. В  Иисусе Личность и Миссия сливаются воедино: вся Его спасительная деятельность была и остается выражением Его “сыновнего Я”, которое, от вечности, стоит пред Отцом в духе любовного подчинения Его воле. По скромной, но истинной аналогии священник также должен страстно стремиться к этому отождествлению. Конечно, при этом не следует забывать, что действенность служения остается независимой от святости служителя; но нельзя забывать и о необыкновенной плодотворности, возникающей из встречи между объективной святостью служения и субъективной святостью служителя. Арсский Пастырь сразу взялся за дело, смирено и терпеливо приводя в согласие свою жизнь служителя со святостью порученного ему служения, решив буквально “жить” в своей приходской церкви: “Едва прибыв, он избрал церковь своей обителью… Он входил в церковь до утренней зари и выходил из нее только после вечерней молитвы Ангелус. Когда он бывал кому-то нужен, его следовало искать там”, – говорится в его первой биографии.

В сегодняшнем мире, как и в трудные времена Арсского Пастыря, важно, чтобы пресвитеры в своей жизни и в действиях отличались убедительным евангельским свидетельством. Павел VI справедливо отметил: “Современный человек охотнее слушает свидетелей, чем учителей, или, если слушает учителей, то делает это потому, что они из свидетелей”. Чтобы в нас не возникла экзистенциальная пустота, и не подвергалась опасности эффективность нашего служения, мы должны вновь и вновь спрашивать себя: “Действительно ли мы пронизаны Словом Божиим? Правда ли, что оно является пищей, которой мы живем, гораздо больше, чем хлеб и вещи этого мира? Действительно ли мы его знаем? Любим ли мы его? Размышляем ли мы над этим словом настолько, что оно накладывает отпечаток на нашу жизнь и формирует наше мышление?” Подобно тому, как  Иисус призвал Двенадцать, чтобы пребывали с Ним (ср. Мк 3,14), и лишь потом послал их проповедовать, также и в наши дни священники призваны воспринять этот “новый стиль жизни”, начало которому положил Господь  Иисус, и который был усвоен апостолами.

Пресвятой Деве я вверяю этот Год священства, и молю Её пробудить в душе каждого пресвитера щедрое возрождение тех идеалов полного посвящения себя Христу и Церкви, которые вдохновляли мысль и действие святого Арсского Пастыря. Благодаря интенсивной молитвенной жизни и страстной любви к распятому Христу, Иоанн Мария Вианней возрастал каждый день в безоговорочном посвящении себя Богу и Церкви. Пусть его пример послужит стимулом для священников нести в мир свидетельство о единстве с епископом, единстве между собой и с мирянами, которое сегодня, как всегда, столь необходимо. Несмотря на зло, существующее в мире, неизменно актуальными остаются слова, сказанные Христом Своим апостолам во время Тайной Вечери: ” В мире будете иметь скорбь; но мужайтесь: Я победил мир” (Ин 16,33). Вера в божественного Учителя дает нам силу смотреть с уверенностью в будущее. Дорогие священники, Христос рассчитывает на вас. По примеру святого Арсского Пастыря позвольте себе быть покоренными Им, тогда и вы будете посланниками надежды, примирения, мира!

Папа Бенедикт XVI
Ватикан, 16 июня 2009
Перевод: “Агнуз”